Соглядатай по предоплате.

02.06.2014 Как только речь заходит о частных детективах, сознание рисует доброго толстого дядьку, непременно с усами, еще через минуту начинает щекотать в носу от ароматного трубочного табака, а в соседней комнате смычок коснется мягких скрипичных струн. Добрый усач выбивает в камин пепел из старой вишневой трубки, негромко пыхтит, забивая новую порцию табака, усаживается за безразмерный стол, пускает облако синеватого дыма, произносит: «Я слушаю вас, сэр», – и в миг распутывает самые запутанные клубки невероятных преступлений. От сыщиков веет интимным теплом доверительной беседы с клиентом, который открывает детективу тайные стороны своей жизни, не доступные ни духовнику, ни тем более сотруднику правоохранительных органов. Что заставляет людей решать свои проблемы через частного детектива, чего такого он может, что не в силах сделать его клиент? В этом попытался разобраться корреспондент Chelyabinsk.ru.

Полоний239

Ассоциаций с частным детективом много. Но в реальности все прозаично и почти пошло. С детективом вы встречаетесь не в кабинете викторианского стиля, а в типовой конторе класса А с жужжащим кулером, офисными жителями, не вылезающими из «асек» или «косынок». А вместо раскрытия дел, достойных клавиатур Донцовой или Марининой, сыщики следят за неверными супругами – таких заказов сейчас подавляющее большинство, 70 процентов.

Не стал оригинальничать и я. «Мы решили объединить мудрость зрелости и энергию юности», – говорится на сайте детективного агентства, чаще всего упоминающегося в Интернете. Эту контору организовали бывшие оперативники, отец и сын. После короткого телефонного разговора, нескольких минут на обдумывание легенды и создание левого почтового ящика с логином polony239@… отправляюсь на встречу с сыщиками. Но прежде, чем приступить к тому самому доверительному договору пришлось не один раз обойти вокруг двухэтажного здания, стоящего посреди частного сектора – вывески не было, прохожие об агентстве ничего не знали. По закону жанра нужная мне дверь оказалась самой неприметной. Офис находится в подвале, до кабинета по узкому коридору меня проводил рабочий (в соседнем помещении шел ремонт). Михаил Федорович и Федор Михайлович встретили «клиента» с улыбкой. Видно было, что в этот офис заехали недавно, в комнате стоит два стола, на стенах никаких элементов обжитости и уюта – фотографий, дипломов или каких-нибудь безделушек. Висели только наручники, пластмассовые из детского полицейского набора, какие уже не продают лет пять. Меня посадили на неудобный стул и начали задавать вопросы.

– У моего друга проблемы с девушкой, он считает, что она ему изменяет, возможно как-то это проверить? – начал я.

– Почему он сам не пришел? А, ну да, стесняется. Где друг работает? Где девушка живет? На чем по городу передвигается? Работает? Где?

По легенде мой вымышленный друг трудится в компании, активно работающей с другими регионами, постоянно в командировках, его девушка, вполне реальная девушка Катя, в последнее время стала вызывать подозрения. Адреса, явки, пароли, фото – все, чтобы организовать за Катей полноценную слежку, вплоть до распорядка дня, кафе, в котором она обедает, и по каким дням недели носит черное белье, я уже готов был передать детективам, но в одном месте случился прокол. Катя работает в газете.

Это сообщение ввело бывших оперов в ступор. После раздумий и переглядок отец сказал:

– Мы возьмемся за это, но фото и видео не дадим.

Я понял, что вроде как стройная легенда рушится, и детективы заподозрили неладное. Я округлил глаза и включил «дурачка»:

– Как так? Какая нам польза от вашей работы?

Видимо уловка сработала, и сыщики стали меньше сомневаться в чистоте моих намерений помочь другу:

– Вдруг он их ей отдаст, а она опубликует, журналисты любят жареные факты. Но мы же вам их покажем. Вы сможете это обыграть, например, скажете ей, что мой друг видел тебя там-то и там-то, с таким-то человеком, ты была в том-то. Так делается.

Этот вариант не понравился, но я согласился, ибо Катя хранила верность виртуальному другу, и никто ничего предъявлять ей не собирался. На мои вопросы о квалификации и гарантиях Михаил Федорович и Федор Михайлович отвечали уклончиво, видимо мое любопытство дало повод для новых подозрений. За услуги детективы попросили 1 300 рублей в час, половина вперед. Я сказал, что нужно посоветоваться с «другом», и пообещал перезвонить.

Перезванивать не стал, ничего интересного из этих господ больше не вытянешь.

Детективы спасут мир

На втором месте после сбора компромата на супругов стоит поиск родных и близких, пропавших или потерянных. С потерянными все ясно, зная имя и фамилию, детектив «пробивает» адрес по милицейским базам, которые продаются едва ли не в каждом переходе. Бывает, мужчины просят сыщиков найти дам, с которыми крутили курортные романы этим летом. С потерянными все гораздо сложнее.

Иван из Копейска и Валентина из Челябинска познакомились в прошлом году, она была старше его на 16 лет, но разница в возрасте не чувствовалась. У них было много общего, оба бизнесмены, оба целеустремленные и веселые люди. Завязался роман, как бы в подтверждение своих чувств и доверия друг к другу завели совместный бизнес. Но у Валентины была одна проблема, она попала под влияние полулегальной религиозной организации. Дочь, которая привела Валентину в эту секту, почувствовала, что с появлением Ивана мать уходит из-под ее влияния, а значит, секта теряет деньги.

Однажды Валентина пропала. Иван не находил себе места, милиция была бессильна. В отчаянии мужчина обратился в частное детективное агентство… Вскоре его любимую нашли и вернули. Оказалось, дочь держала Валентину на даче, отобрала телефон, пресекала всякое общение с внешним миром и промывала мозги своей религией.

Вмешательство частного детектива восстановило закон и порядок в отдельно взятой ячейке общества, но подобные случаи единичны и передаются из уст в уста от одного поколения частных детективов другому.

«Сейчас перспективное направление для частных детективов – работа с банками по возвращению долгов и проверке потенциальных заемщиков, – говорит частный детектив Вячеслав. – Буквально на прошлой неделе к нам приезжали представители одного московского банка, обсуждали возможность сотрудничества». По мнению Вячеслава, службы безопасности банков работают из рук вон плохо, поэтому банки выдают кредиты тем, кто их заведомо не вернет, на сленге таких невозвращенцев называют «боингами». Сотрудники кредитных отделов получают от них откат и дают добро на выдачу кредита. Боинг получает деньги и «улетает» вместе с ними.

«Помнишь недавний кризис, когда банки отказались выдавать потребительские кредиты, – продолжает Вячеслав, – если бы банки плотнее работали с частными детективами, возможно, такого бы не было. Проверить на вшивость свою службу безопасности просто. Пусть они дадут оценку потенциальному крупному заемщику, и пусть то же самое сделает частный детектив. Потом можно сравнить два отчета, и все будет ясно. Частный детектив – лицо незаинтересованное, он просто отрабатывает свои деньги, а откаты – это кормушка для СБ. Но пока работа с банками – только перспектива».

Война с тараканами

Встречаться с журналистом в офисе директор частного детективного агентства по имени Сергей отказался на отрез. Разговаривали в машине.

«Зачем люди идут к нам? – сказал он, посмеиваясь после рассказа о моем первом опыте общения с частным детективом. – Люди болеют насморком, если это лечить – проходит за семь дней, если не лечить – то за неделю. У нас то же самое, в межсезонье обостряются всевозможные патологии. Люди болеют, мы их лечим. Больше всего обращений осенью и зимой. Знаешь, бывает, звонит бабушка и час рассказывает, как соседи ставят ей жучков, подглядывают в замочную скважину и тараканов в квартиру запускают. Или наркоман обдолбанный звонит и просит найти ему коробок плана. Вроде и рад бы нахамить, но сдерживаешь себя, надо держать марку. А если серьезно, то основная масса обращений – это просьбы последить за мужем или женой».

По словам Сергея, в большей части «семейных» дел частных детективов, людьми движет холодный расчет, чтобы в случае дележа имущества иметь дополнительные аргументы и выступать с позиции силы. Типичный портрет такого клиента – женщина от 30. Она либо боится потерять источник своего благосостояния в лице мужа, либо наоборот хочет «стрясти» с него при разводе побольше, либо желает узнать, на кого ее променяли. «То, что семья разваливается – вина обоих, – продолжает Сергей. – Измена – это уже следствие, не причина. Когда к нам обращаются с подобными просьбами, мы очень долго общаемся с потенциальным клиентом, снижаем температуру его кипения, пытаемся как-то отговорить выяснять правду таким образом. Почему они не могут решить проблему внутри семьи и выносят сор из избы, почему не обращаются к семейному психоаналитику, а идут к нам – я не знаю».

Действительно, откуда частному детективу знать, куда девается доверие в семье. Ему остается лишь быть оплачиваемым по тарифу с половиной предоплаты соглядатаем, заглядывать в чужие спальни и жизни, приближаясь к ним настолько близко, насколько позволяют правила слежки.

Источник:  http://chelyabinsk.ru/news/1289.html

Возврат к списку